Не могу промолчать!

Не могу промолчать!
Фото: tweetyspics / pixabay

Уже несколько дней нахожусь под впечатлением статьи «Видеть своим глазами» https://politikus.ru/articles/107508-videt-svoimi-glazami.html и решила написать о том, в чём я не согласна с автором.

Меня в статье просто резануло по глазам упоминание имени Астафьева в том тоне, в котором говорит о нём В. Бушин. Уж в чём-в чём, но в шкурничестве и предательстве обвинить Виктора Астафьева — просто дикая несправедливость и такое же ослепление, как у Ащина по отношению к маршалу Жукову, о чём упоминает Бушин. Но Астафьев — герой войны и пишущий о ней то, что не только ВИДЕЛ, но и испытал на собственной шкуре, писатель настолько правдивый, искренний, честный, и СМЕЛЫЙ (вот этого и не может простить ему Бушин и др. хулители книги «Прокляты и убиты»), настолько патриотичный и РУССКИЙ в полном смысле этого слова, так болеющий за Россию, за Сибирь, за её природу, за её будущее, за русский язык (которым владеет блистательно, так что хочется перечитывать целые страницы, наслаждаясь…)

И — правда, только правда, которую он ставил превыше всего. Только правда, а не очернение участников войны, не умаление достоинств солдат, а сочувствие к тем жертвам войны, которые погибали, не сделав ни одного выстрела.

Нисколько не сомневаясь в правдивости всех перечисленных а статье авторов и их произведений, но можно и должно помнить и таких писателей, которые писали так же реалистично и жёстко — Евгения Носова («Красное вино победы») — кстати, друга и единомышленника Астафьева, Фазиля Искандера с его романом «Пшада», Юрия Нагибина с его рассказами о войне, Исаковский с песней «Враги сожгли родную хату», свидетельства участника войны Г. Померанца, да всех и не перечислить…

Да и мои собственные воспоминания о том ежедневном детском ужасе, когда приходилось проходить мимо сидящих в людных местах инвалидах, просящих милостыню, выставивших напоказ изуродованные части тела, безногих или безруких, на самодельных каталках, слепых, иногда с фронтовыми наградами на груди… Еще целое десятилетие после войны, такие страдальцы ездили в пригородных поездах по вагонам, пели фронтовые песни и собирали подаяния. Большинство из них были грязными, простуженными, пьяными. У того же Астафьева есть рассказ об одноногом инвалиде, который должен был ежегодно являться на медосмотр в районную поликлинику на освидетельствование, что он всё еще одноногий…

Было и есть в жизни и героическое, и тёмное, страшное, происходящее от равнодушия, преступного эгоизма, а то и предательства. И молчать об этом – тоже преступление.
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Яндекс.Метрика